Новости


Как получить компенсацию от ямы на дороге


image news
Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Упало дерево на крышу автомобиля, или после попадания в дорожную яму повреждена подвеска — за все это можно получить компенсацию, даже не имея страховки каско. Просто надо иметь достаточно упорства и много свободного времени.

29 мая сотрудники офиса «Металлоинвеста» в Крылатском наблюдали, как порывы штормового ветра срывали с соседнего здания фрагменты крыши, и те падали на припаркованные рядом автомобили. Некоторые автовладельцы, которые, прильнув к окнам, нервно ожидали, чем закончится катаклизм, предпочли отойти вглубь помещения — летающие металлические листы грозили разбить стекла.

В результате урагана в Москве было повреждено около 2 тыс. машин. Размер ущерба, нанесенного столичным автовладельцам, в Российском союзе автостраховщиков (РСА) предварительно оценивают в 150–200 млн руб. По словам президента РСА Игоря Юргенса, только треть поврежденных машин была застрахована по каско. Значит, больше тысячи человек, чьи автомобили пострадали из-за урагана, навскидку должны брать деньги на ремонт из своего кармана.

Члены профильных сообществ в Facebook немедленно стали давать автовладельцам советы, что делать в такой ситуации. Руководитель компании «Антистраховщик» Илья Афанасьев опубликовал у себя на страничке инструкцию, как можно получить денежное возмещение ущерба от урагана. Проще всего имеющим полис каско. Достаточно вызвать участкового, оформить происшествие, взять справку о погодных условиях в метеослужбе — с этими документами надо идти в страховую компанию. «Сдавая документы, обязательно оставляйте себе копии и требуйте, чтобы страховая компания выдала вам акт приемки у вас этих самых документов»,— советует Афанасьев.

Труднее будет получить возмещение, когда каско отсутствует. Если получается доказать, что упавшее на машину дерево изначально было гнилое, поврежденное, компенсацию можно требовать с ГБУ «Жилищник».

Тем же, чей автомобиль искалечило здоровое дерево, рухнувшее под напором ветра, очень помогло МЧС. «В ситуации с последним ураганом очень важный момент заключается в том, что не было предупреждения»,— говорит Илья Афанасьев. Он считает, что в связи с этим у водителей есть неплохие шансы выиграть суд у МЧС. «Человек не знал заранее о надвигающейся стихии и потому не имел возможности принять меры по перемещению транспортного средства в безопасное место — на платный подземный паркинг, например»,— отмечает юрист.

По словам Афанасьева, если автовладелец зафиксировал происшествие и доказано, что упавшее на машину дерево не гнилое и не трухлявое, дальше нужно получить справку в Росгидрометцентре о том, что ураган был, а СМС-оповещения в день урагана или в предшествующий день не было.

«Это позволит показать суду, что МЧС не выполнило одну из возложенных на него обязанностей — предупреждать о стихийном бедствии. И просить взыскать ущерб с МЧС»,— говорит Илья Афанасьев.

Редко, но метко

В начале этого года ФКУ «НИЦ проблем безопасности дорожного движения» МВД России опубликовало отчет, сообщающий об основных причинах аварийности на дорогах России. Согласно данным ФКУ, свыше 40% ДТП в стране происходят из-за недостатков дорожного покрытия, и большая их часть связана с отсутствием или плохой различимостью горизонтальной разметки. Дефекты покрытия заняли здесь последнюю строку — всего 5,5%.

Столь же редко автовладельцы подают на дорожников в суд. «Это, действительно, довольно редкие случаи в Москве. Но это связано еще с регионом: в Москве с дорогами более или менее неплохо. В Московской области похуже, конечно, но все равно в целом приемлемо, если сравнивать с ситуацией в остальной России. Поэтому такие дела у нас бывают, но это единичные случаи»,— рассказывает юрист Коллегии правовой защиты Марат Бикбов из Москвы.

Между тем суды довольно часто в таких делах принимают сторону водителя, если ДТП правильно оформлено. К примеру, один автовладелец из Владимира выиграл суд у тамошнего МКУ «Центр управления городскими дорогами» и выложил в своем блоге фотоотчет об этом. История, знакомая водителям: ехал по улице, попал в яму, залитую лужей, в итоге серьезно повредил оба левых колеса.

Решением Фрунзенского районного суда города Владимира водителю компенсировали стоимость ремонта, расходы на независимого эксперта и юриста — сумма составила 53 тыс. руб. То есть по судам потерпевший не ходил, этим занимался его юрист.

Однако водители, поднаторевшие в многолетней борьбе со страховщиками, неплохо справляются в судах с дорожниками и самостоятельно, привлекая к делу лишь независимого эксперта.

«Узнал в ГИБДД, что теперь за качество дорог отвечают только ГБУ, соответственно, деньги получить намного проще — можно подать досудебную претензию, и с большой долей вероятности вам выплатят деньги до суда»,— написал в феврале этого года на одном из профильных сайтов пользователь из Москвы под ником FcU. По словам FcU, он двигался по Рязанке в сторону МКАД и на съезде на второстепенную дорогу влетел в рытвину с сильным ударом. Вызвал инспекторов, которые без проблем все оформили. Независимый эксперт, к которому автовладелец обратился через несколько дней, оценил ущерб в 260 тыс. руб., установив, что конкретные повреждения (гнутый диск, грыжа на колесе, течь от рулевой рейки, поцарапанный бампер, стук в рейке) могли быть получены в результате рассматриваемого ДТП. Через месяц водитель получил определение виновника ДТП — им признали организацию, отвечающую за данный участок дороги. Дальше он подал иск в суд. Как следует из базы данных Люберецкого районного суда города Москвы, иск о возмещении ущерба от ДТП к ГБУ «Автомобильные дороги ЮВАО» этот водитель выиграл.

Успешные кейсы с пошаговыми рекомендациями для водителей, которые попали в ДТП по вине дорожных служб, автовладельцы из Москвы, Владимира, Челябинска, Санкт-Петербурга и других городов выкладывают в сети все чаще. Алгоритм такой: в случае ДТП по причине дорожного дефекта вызываются сотрудники ГИБДД, и для начала все правильно оформляется.

Инспектор рулит

Вместе с тем получить правильно оформленные документы не всегда простая задача. Как утверждают автоюристы, сотрудники ГИБДД нередко стараются обвинить водителя в нарушении пункта 10.1 ПДД. То есть в том, что пострадавший выбрал неправильный скоростной режим или не предпринял торможения при виде опасности, которую должен был обнаружить. В таком случае получается, что водитель сам виноват, а значит, компенсацию не получит (хотя определение о нарушении ПДД можно, конечно, оспорить).

Казалось бы, у сотрудников ГИБДД нет резона заниматься вредительством в подобной ситуации, ведь претензии предъявят не им, а дорожникам. Но все не так просто. «У нас с дорожниками единичные случаи судов, потому что на ГИБДД также лежит обязанность следить за дорожным покрытием. И, соответственно, когда они приезжают на место ДТП, где человек попал в яму, расколотил себе машину, они пишут, что он не учитывал скоростной режим»,— говорит Илья Афанасьев.

Впрочем, автоюристы говорят, что большую роль тут играет человеческий фактор. Сотрудник ГИБДД может, наоборот, сильно помочь пострадавшему, если максимально полно отразит происшедшее в документах — укажет точные размеры ямы, сделает необходимые замеры и фото, зафиксирует все повреждения и составит подробную схему ДТП.

С ГИБДД еще придется общаться, чтобы получить определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении — о том, что водитель ничего не нарушил. Узнать, какая организация отвечает за участок дороги, где произошло ДТП, опять же можно в подразделении ГИБДД, оформлявшем аварию.

Затем проводится независимая оценка повреждений автомобиля, на которую официально приглашается и ответчик. После получения оценки эксперта подается досудебная претензия. А поскольку ни на оценку ущерба, ни на досудебную претензию обычно никто не реагирует, дальше подается иск в суд. Причем все вышеперечисленное за водителя может сделать юрист.

Дорожная чехарда

Верховный суд полагает, что за участок дороги, на котором машина получила ущерб из-за ДТП, отвечает организация, где дорога стоит на балансе, то есть балансодержатель. Самая большая проблема судов с ними в том, что при кажущейся простоте поиска ответчика дорожники стараются переложить ответственность на подрядчиков и субподрядчиков, и наоборот. Поэтому возникает реальная опасность, что дело затянется на годы.

Как выглядит схема подчинения дорог и кто такие балансодержатели, доходчиво описал в своем блоге на примере Московской области член Общественной палаты МО и заместитель руководителя экспертного центра Probok.net Андрей Мухортиков. По его словам, почти все дороги в стране имеют три уровня подчинения — федеральный, региональный и муниципальный. В Московской области почти из 40 тыс. км дорог около 3 тыс. км — федеральные, около 15 тыс. км — областные. Остальные 22 тыс. км поделены между 68 муниципалитетами и другими владельцами.

«Еще есть дороги поселений, а это уже субмуниципальное подчинение. Плюс бесхозные дороги. Кстати, сколько их, точно никто не знает»,— говорит Мухортиков. Также существуют дороги ведомственные, принадлежащие предприятиям, и частные.

Каждый из уровней власти имеет одну или несколько организаций, которые держат на балансе дороги. Они отвечают за уборку, ремонт, нанесение разметки, настройку и ремонт светофоров и освещения, установку и обновление знаков и за наем подрядчиков для выполнения всех потребных работ. «Например, за федеральные дороги в Московской области отвечают четыре балансодержателя. За все платные — ГК “Автодор”, за бесплатные — три подведомственных учреждения “Росавтодора”: одно — за трассу М10 “Россия», второе — за М7 “Волга”, а за все остальное — ФКУ ”Центравтомагистраль”»,— рассказывает Андрей Мухортиков.

Не секрет, что в прошлом Москва и Московская область спорили, кому какая территория принадлежит и в чьей зоне ответственности пребывает та или иная дорога.

«Кое-где граница пролегает по оси дороги. Например, продолжение Рязанского проспекта за МКАД. С одной стороны там дома по Лермонтовскому проспекту в Москве, а с другой — Октябрьский проспект, это Люберцы МО»,— говорит Мухортиков.

Другой пример — Ленинградское шоссе за МКАД. По обеим сторонам там город Химки Московской области, а сама дорога на балансе Москвы, так же как и Осташковское шоссе за кольцевой. «А на перекрестке Волоколамского и Ильинского шоссе вообще пересекаются дороги трех владельцев: Ильинское шоссе — федеральное, Волоколамское шоссе в Красногорске — региональная дорога Московской области, а Волоколамское шоссе от МКАД почти до перекрестка — Москва»,— продолжает Андрей Мухортиков.

По словам автоюристов, для того чтобы узнать, кто отвечает за конкретный участок дороги, нужно обратиться в территориальное подразделение ГИБДД, откуда приезжали полицейские, оформлявшие аварию.

Однако подобная структура ответственности и наличие в этой схеме коммерческих подрядчиков и субподрядчиков, которые и выполняют реальные работы по содержанию дорог, могут превратить судебный процесс в пинг-понг.

«В свое время у нас было резонансное дело — крупное ДТП на Боровском шоссе, где разбились больше десяти автомобилей. Осенью в качестве эксперимента или я не знаю зачем, там полили участок дороги какой-то непонятной жидкостью, которая предназначалась для использования зимой в качестве реагента»,— рассказывает Марат Бикбов.

В результате дорожное полотно превратилось в подобие ледяного катка. Разумеется, этого никто не ожидал, поскольку заморозков еще не было, и в аварию попало довольно много машин. «И там тоже пытались валить друг на друга: балансодержатель — на тех, кто дорогу обслуживает, те, кто обслуживает,— на тех, кто разлил. Те в свою очередь говорили, что, дескать, разлили не мы. В итоге взыскали с балансодержателя — и все. Но продолжалось все это долго. Почти полтора года тянулось это разбирательство»,— рассказывает Марат Бикбов.

Новое юридическое поле

Естественно, далеко не всем автомобилистам удается добиться положительного решения и взыскать компенсацию — при этом судебная тяжба, как уже говорилось, может оказаться весьма длительной. Но чем больше будет подобных дел, тем быстрее на этот рынок подтянутся автоюристы.

Сейчас доля дел с разнообразными конторами, занятыми благоустройством и содержанием вверенных им дорог и территорий, в портфелях автоюристов не превышает 5%. Но теперь эта цифра будет расти, потому что автоюристов, сделавших бизнес на судах по ОСАГО, планомерно выдавливают со страхового рынка.

Так, страховщики добились, чтобы ущерб по «автогражданке» после ДТП возмещался ремонтом, а не деньгами, как раньше. Что касается каско, то эта страховка уже давно многим автовладельцам просто не по карману.

А еще есть масса ситуаций, не подпадающих под определение страхового случая, но которые автовладельцы не готовы оставлять без юридических последствий. В марте прошлого года группа граждан выиграли в Савеловском районном суде Москвы дело о взыскании компенсации в размере почти 1 млн руб. с генподрядчика строительства футбольного стадиона ЦСКА — ООО «ПСП-Фарман». При работах на стадионе рабочие испачкали несмываемой краской сразу несколько припаркованных рядом автомобилей. По данным агентства РАПСИ, судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда признала законным решение Савеловского райсуда.

Что касается тех водителей, которые полисы каско все же покупают, к страховщикам по мелким авариям они больше не обращаются. Недавно владелица Tiguan Анна С. поймала камень в лобовое стекло своего автомобиля. Каско у нее — с франшизой в 15 тыс. руб., поэтому к страховщику она решила не ходить. «Мне в любом случае придется заплатить эти 15 тыс. из своего кармана»,— говорит Анна.

А после того, как она обратится за возмещением к страховщику, тот резко поднимет ей стоимость полиса.

В результате лобовое стекло своего Tiguan Анна будет менять у неофициалов и за свой счет. Однако будь ущерб больше, возможно, пошла бы к автоюристам, чтобы судится с дорожниками.

Страховщики, кстати, о своих взаимоотношениях с дорожными службами особо не распространяются. Хотя с физическими лицами активно судятся, возмещая свои расходы по каско в рамках исков о суброгации.


 13 Июн 2017
 206   0


Новости по теме:




Комментарии (0)

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    VkontakteMailruGoogleYandexOdnoklassniki