Новости


Можно ли уберечь памятники культуры от боевых действий и терактов


image news
Фото: h85 / ZUMA Press / Globallookpress.com. Углубление в скале — все, что осталось от гигантской статуи Будды в афганском Бамиане

На днях иракские правительственные войска, ведущие кровопролитное сражение за Мосул, отбили у боевиков ИГ историческую мечеть ан-Нури. Вернее, ее руины: за неделю до этого памятник архитектуры, который называют «иракской Пизанской башней», был уничтожен. Силы коалиции обвиняют в этом варварстве исламистов, те в ответ заявляют, что культовое сооружение разбомбили американцы. Мечеть ан-Нури — лишь один из множества исторических и культурных памятников, уничтоженных за последние годы на Ближнем Востоке. Специалисты настойчиво предлагают вывезти древние артефакты из зоны конфликта, разместив их в музеях всего мира. Как сохранить достояние человечества — разбиралась «Лента.ру».

Минарет, который рухнул

Несколько одновременных взрывов на разных уровнях огромной наклонной башни, через несколько секунд — клубы черного дыма, вырывающиеся из сооружений неподалеку, слышный за десятки километров грохот. Минарет мечети ан-Нури беззвучно, под редкие крики «Аллах акбар», падает набок.

Соборная мечеть ан-Нури была одним из символов Мосула и Ирака в целом. Ее построили еще в XIII веке, но то ли архитекторы ошиблись в расчетах, то ли кирпич не выдержал солнечного жара — в итоге минарет получился наклонным. Его называли «иракской Пизанской башней»; мусульмане утверждали, что минарет в свое время поклонился пролетавшему мимо пророку Мухаммеду, христиане — что сооружение кланяется могиле Богородицы, по преданию находящейся неподалеку от Эрбиля. Точку в этих спорах поставил взрыв.

Исламисты утверждают, что мечеть и минарет разбомбили самолеты возглавляемой США коалиции в ходе очередного удара по кварталам Мосула, где закрепились боевики. Иракское правительство и силы коалиции настаивают, что здания подорвали террористы, не желающие, чтобы святое для них место попало в руки врага — ведь именно в мечети ан-Нури в 2014 году Абубакр аль-Багдади провозгласил создание «всемирного халифата».

 

Как бы то ни было, мечети ан-Нури больше нет, как и многих других памятников прошлого, сметенных с лица земли войнами и революциями, сотрясающими Ближний Восток в последние годы. В 2015 году исламисты взорвали библиотеку Мосула, предварительно разложив костер из тысяч древних трактатов по истории, философии и культуре; кувалдами и отбойными молотками разнесли экспозицию мосульского музея. В следующем году были взорваны «Врата Бога» — въезд в ассирийскую Ниневию. Бульдозерами были срыты руины древних Нимруда и Хатра.

Воровство во благо

В XIX веке скупать произведения искусства на Востоке считалось хорошим тоном. Чрезвычайный британский посланник в Константинополе лорд Элглин в 1801-1812 годах с разрешения турецких властей вывез из Греции огромное количество скульптур и барельефов Парфенона. Потом Европу захлестнула волна египтомании — и в Лондоне появилась знаменитая Игла Клеопатры на набережной Виктории, а в Петербурге — не менее знаменитые сфинксы.

Тогда, больше века назад, общественное мнение было в основном на стороне коллекционеров, хотя были исключения: к примеру, Байрон открыто называл лорда Элглина вором, мошенником и вандалом, расхищающим культурное достояние греческого народа. За египтян и арабов заступиться было некому. Любому образованному джентльмену было очевидно: лучшее, что могут сделать с драгоценными антиками неграмотные крестьяне и погонщики скота, — поскорее продать их европейским коллекционерам.

Во второй половине XX века все изменилось. Ближневосточные страны получили независимость, в большинстве их путем выборов или при помощи военного переворота установились секулярные режимы, которые потребовали вернуть вывезенное в колониальные времена народное достояние. Процесс возвращения ценностей шел ни шатко ни валко: европейские страны и США не спешили отдавать коллекции, за что их регулярно бранила советская печать. Никто тогда и подумать не мог, что в начале XXI века историки и культурологи будут благословлять западные музеи за их медлительность.

Силой оружия

«Культурные ценности необходимо защищать военной силой. Культура имеет те же права, что и люди, поэтому военные должны привлекаться к защите памятников культуры. Их необходимо не только защищать от превратностей войны — нет, военные должны охранять их в целом, не только во время конфликтов. У нас есть примеры из истории, когда люди жертвовали жизнью во имя спасения памятников культуры. Мы знаем, что нынешняя битва за Пальмиру — это битва за спасение культурного наследия».

Это цитата из выступления генерального директора Государственного Эрмитажа, академика Михаила Пиотровского на конференции «Защита культурного наследия», организованного DOC Research Institute в Берлине.

С Пиотровским сложно не согласиться. Но далеко не всегда угрозы можно парировать военной силой. Достаточно вспомнить ту же Пальмиру, где из-за превратностей войны сирийским войскам пришлось оставить уже почти спасенный город, и древние храмы вновь попали в руки боевиков. К тому же в разгар боев редко удается сохранить ценный объект неповрежденным: когда в 2014 году сирийские войска отбивали у боевиков объект культурного наследия ЮНЕСКО — замок Крак де Шевалье, несмотря на все меры предосторожности крепость все же лишилась одной из своих башен.

Но даже в том случае, если ценности удается перевезти в музей, нет гарантии, что они уцелеют. Достаточно вспомнить судьбу музеев в Багдаде и Каире: из первого при штурме иракской столицы американскими войсками пропали более 15 тысяч экспонатов — их крали и мародеры, и военнослужащие США. Вернуть удалось лишь 4 тысячи предметов, остальные сгинули бесследно. В Каире в период «арабской весны» 2011 года из музея украли две позолоченные деревянные статуи Тутанхамона и статую Нефертити.

По мнению Пиотровского, лучший вариант — раскассировать памятники культуры по музеям, чтобы сделать их менее уязвимыми для террористов. «Культурное наследие необходимо распределить по миру, и тогда его, возможно, удастся сохранить, — заявил директор Эрмитажа. — Нам всем памятны недавние чудовищные примеры уничтожения культурных объектов в странах их происхождения. Мы видим, что страны, откуда родом бесценные произведения искусства, гибнут и разрушаются, и слава богу, что артефакты и фрагменты стен древнего Вавилона хранятся сейчас в Берлине. Иначе они погибли бы в Вавилоне нынешнем».

Вряд ли, однако, какое-либо из государств мира пойдет на то, чтобы даже под угрозой уничтожения отдать свое культурное достояние в чужие руки, то есть поступиться своим суверенитетом. К тому же даже в странах, считающихся спокойными и безопасными, памятники культуры порой оказываются под угрозой гибели.

Разница культур

6 декабря 1992 года 150 тысяч индуистов собрались на митинг в городе Айодхья по призыву лидеров оппозиционной «Бхаратия Джаната парти», чтобы потребовать сноса мечети Бабри Масджид, построенной на месте древнего индуистского храма. Нескольких часов зажигательных речей хватило, чтобы толпа перешла от слов к делу: огромная масса верующих смяла полицейский кордон и буквально за пару часов разобрала мечеть по камешку. Узнав о разрушении мечети, на улицы вышли мусульмане, и за несколько следующих дней в столкновениях между приверженцами индуизма и ислама в стране погибло более двух тысяч человек.

Эта история хорошо иллюстрирует главную проблему, которая неизбежно всплывает, когда речь заходит о сохранении общего наследия человечества. То, что является святыней для одних, может быть оскорбительным для других. Мечеть, построенная 400 лет назад, для индуистов не имеет никакой ценности.

Иногда разница культур настолько очевидна, что люди действуют себе во вред. В 2001 году талибы уничтожили гигантские статуи Будды в Бамианской долине после того, как мулла Омар объявил: «Бог един, а эти статуи поставлены для поклонения, что ошибочно. Они должны быть разрушены, чтобы не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем». Разрушение статуй вызвало волну возмущения по всему миру, и когда спустя полгода американцы вторглись в Афганистан, сторонников у талибов не нашлось.

Проблема не только в ИГ и талибах. Цивилизованные американские солдаты, прослушавшие в свое время курс истории в средней школе, при вторжении в Ирак использовали в качестве мишеней на полигонах остатки древних построек, а в руинах Вавилона устроили вертолетную площадку, выбросив ненужный мусор — камни с барельефами и глиняные таблички с клинописью. До тех пор, пока представители разных культур не научатся уважать и понимать друг друга и пока это понимание не будет донесено до каждого человека, разрушение культурного наследия будет продолжаться.

 


 03 Июл 2017
 162   0


Новости по теме:




Комментарии (0)

    Вы можете авторизоваться на сайте через:
    VkontakteMailruGoogleYandexOdnoklassniki