16+
 
USD
88.69
EUR
96.30
CNY
12.19
06 апреля 2024 09:43

Ирина Баженова: Театр дает ответы на множество вопросов

Автор
Ирина Баженова: Театр дает ответы на множество вопросов Фото из личного архива Ирины Баженовой

Интеллигентная, вдумчивая и искренняя. Так мы бы описали читателям Абакан.ру артистку Русского театра им. М. Ю. Лермонтова Ирину Баженову, не будь у нас возможности опубликовать с ней интервью. Хорошо, что такая возможность есть! Ирина оказалась очень интересной собеседницей, до глубины души влюбленной в театр. Мы поговорили о важности выбора наставника, работе с детьми, роли зрителей для артистов и местах силы.

- Ирина, расскажите, где вы родились и выросли? Абакан – не родной город?

- Родилась я на Урале, в Екатеринбурге. Очень люблю Урал и все, что с ним связано. Родной город тоже очень люблю! Считаю, что это один из самых красивых городов в нашей стране, а может быть и в мире. Там я ходила в детский сад, училась в школе, потом в институте. Мне всегда казалось, что Екатеринбург – светлый, прогрессивный, современный город со своей глубокой историей и замечательными людьми. Всегда вижу, когда бываю в других городах, как екатеринбуржцы отличаются. Не могу сказать, чем именно, но свердловчане, уральцы отличаются. Вижу в них особенный свет. Рада, что 21 год жила там.

- Почему выбрали актерскую профессию и поступили именно в Екатеринбургский государственный театральный институт?

- Я довольно поздно решилась, что буду поступать именно в театральный. Решила, что буду поступать в своем городе, и поступила. Поступала на несколько факультетов, но волей прекрасного случая и благодаря моим стараниям, я поступила на курс «Артист театра драмы и кино» Андрея Владимировича Неустроева, с которым мы до сих пор поддерживаем связь. Я очень счастлива, что поступила именно к нему. Говорят, что каждый должен найти именно своего мастера. Так вот, Андрей Владимирович, несомненно, был моим. Он до сих пор рядом со мной, в моих мыслях, в голове. Иногда, признаюсь, стоя на сцене или репетируя, думаю – а что бы сказал Андрей Владимирович? Это мой внутренний критик.

Счастлива, что был такой мастер в моей жизни, и что я училась именно в Екатеринбургском государственном театральном институте. Там работают настоящие профессионалы – от педагога по танцам до педагога по гриму. Весь мой багаж знаний и умений я получила от них. Постоянно думаю: а как бы сделали мои педагоги, что посоветовали. ЕГТИ оставил во мне огромный след, наверное, больше, чем все заведения, в которых я училась.

Что касается выбора – актерская профессия нашла меня быстро. Конечно, я об этом думала с 8-9 класса, но считала несерьезным. В старших классах со мной учился одноклассник Илья Бабушкин. Мы с ним начали делать разные постановки. Повезло мне встретиться с Илюхой. Почувствовала благодаря ему, что могу работать в театральном деле, и решила рискнуть. Я любила театр, много о нем знала. И была у меня мечта – быть на сцене. Меня тянуло к творчеству, но тогда я не знала, хочу я петь, танцевать или играть в спектаклях. За два месяца до окончания школы все же решила, что буду поступать в театральный. И моя профессия в итоге все в себя включила. Это замечательно, когда мечты сбываются.

- Тяжело было поступить и учиться?

- Поступление в театральный институт было, наверное, самым легким и счастливым временем за все 4 года. Потому что, когда слышишь свою фамилию в списке поступивших – это очень счастливый момент.

Само поступление проходило, думаю, так же как в других театральных вузах. Было три тура. Главное при поступлении быть самим собой.

А вот следующие четыре года было очень много работы. Мы были в институте с девяти утра до одиннадцати вечера. У нас утром были пары, вечером мы занимались мастерством, репетировали спектакли и отрывки. Но все это проходило с таким азартом и задором! И вот самое печальное, что иногда не удается сохранить после института этот азарт. И, к сожалению, могу даже про себя сказать, что азарт пропадает, нужно его в себе как-то возрождать, восполнять. Потому что в институте за тебя это иногда делает мастер, зажигает, мотивационные речи произносит. И ты такой – да, мы идем вперед! А здесь для тебя этого никто не будет делать, нужно самому. Но пока мне это удается, я этому очень рада.

Можно сказать, что институтские годы были отвязными. Но в тоже время мы занимались тем, что любим до сих пор. И это нас заряжало. Помню, что мы работали шесть дней в неделю с утра до ночи, и я не уставала. Эмоциональной усталости не было никогда. Сейчас во взрослой жизни с этим трудно, но нужно просто уметь над этим работать.

Ну а тогда хотелось постоянно творить. Даже если весь день на ногах с танцами, репетициями, то домой все равно приходила заряженная и ночью еще читала, учила тексты.

Нужно иметь силы сохранить это в себе. Поэтому институт вспоминаю с огромной теплотой и пока каждый день возвращаюсь туда мысленно и беру там совет для себя сегодняшней.

- Какой был план после получения диплома?

- Уверенность, что буду в театре. Я отправляла резюме, у меня были приглашения в несколько театров, но по некоторым причинам я отказалась. Отправила резюме в Кировский театр драмы и все сошлось. Год прожила в городе Киров, проработала там в театре драмы. До сих пор у меня замечательные впечатления и о городе, и о театре, и о людях. Мы все еще общаемся, поздравляем друг друга с праздниками. Там завязались очень теплые отношения с коллективом. Они тоже настоящие профессионалы.

К сожалению или к счастью, спустя год мне нужно было уехать, и я ушла из Кировского театра драмы. Так мы попали в Русский академический театр драмы имени Михаила Юрьевича Лермонтова в Абакане.

- Расскажите, пожалуйста, о том, как оказались в Русском театре им. Лермонтова?

- Нам с мужем нужен был театр, мы искали. Откликнулся наш абаканский театр. Нам написали, и мы приехали. Всё очень просто, на самом деле.

В самом начале мы очень много работали с Женей Колесниченко. Она работала здесь режиссером. И, конечно, у нас жизнь кипела. Мы много времени репетировали, делали эскизы, что-то новое узнавали. С Женей мы сразу сработались, вместе учились, вместе «росли». Тогда у нас был прямо институтский задор.

- Чем вам понравился театр? Как влились в коллектив?

- Влиться в коллектив было не сложно, но это было 2020 год, все отходили от ковида, продолжались карантины. Получалось так, что мы то работали, то не работали, все болели. Со всей труппой мы познакомились спустя полгода, к сожалению. Но потом мы сразу нашли общий язык, когда начали делать «Джульетту». Потом был проект «Чехов». Найти общий язык не трудно, когда заняты общим делом. Театр – дело коллективное, еще в институте этому учат. Это очень важно для театрального дела. Мне кажется, это в крови у артистов – находить общий язык со всеми.

- У вас уже так много ролей в нашем театре. А какой была первая?

- Роль медсестры Валентины в спектакль «Посчитай, Господи». Когда приехала Женя Колесниченко, у нас начался ввод. Сразу попали в такой хороший материал и приятный коллектив спектакля. Было очень интересно.

- Какая самая любимая или близкая роль?

- Каждая роль любима по-своему, в каждую вкладываешь частичку себя. Сложно выделить, но по духу и темпераменту на меня больше похожа Верочка из «Месяца в деревне». Когда я ее играю, часто вспоминаю себя 17-летнюю. Это период первой серьезной любви, обид.

И, пожалуй, выделю Джульетту. Но там тема более глобальная, и каждый раз, играя этот спектакль, я нахожу что-то принципиально новое, переворачивающее отношение к роли. Какой Джульетта была два года назад, когда мы только начинали играть, и какой она стала – мне кажется, это абсолютно разные девушки. Я выросла, и спектакль растет.

И получаю огромное, просто колоссальное удовольствие от спектакля «Рукавичка». Играю лису. Роль лисы не оставляет меня с детского сада. Играя этот спектакль, я отдыхаю, радуюсь, веселюсь со своими партнерами.

Но и по отношению ко всем своим ролям я могу сказать то же самое. Ценю все роли в театре, в котором я работаю, и счастлива, что они у меня есть.

- А мечтаете ли сыграть какую-то определенную роль?

- В институте у нас был дипломный спектакль «Пять вечеров» по пьесе Володина, и я там играла роль Тамары. И вот, я бы хотела в возрасте 45-50 лет, а может и раньше, сыграть эту роль. Мечтаю об этом. До сих пор вспоминаю и очень трепетно отношусь к этой пьесе, к этой героине – Тамаре. Она боролась и с тем, что ее окружало, и с самой собой, но все же оказалось в конце, что она счастлива. Когда окончательно дорасту до этой роли, мечтаю сыграть ее еще раз.

- Какие качества вы хотели подчеркнуть в ваших героинях Джульетте (спектакль «Джульетта»), в Забаве («Летучий корабль»), в Соне Мармеладовой («Достоевский. Повесть о несостоявшемся счастье»). Они такие разные. Или есть и что-то общее?

- Для меня это три абсолютно разные личности. Соня Мармеладова не раскрыта мной до конца в спектакле «Достоевский. Повесть о несостоявшемся счастье», как это могло быть в спектакле «Преступление и наказание». Тема спектакля другое задает. Здесь она скорее идет частичками из жизни Достоевского. То есть – откуда он брал эту Соню Мармеладову? Может быть, он взял ее из калачницы, которая в остроге подала ему калач. Или он взял ее из детства, когда девочка ему говорила: «посмотри, какой добрый, красивый цветочек». Для меня Соня Мармеладова – это все-таки трогательность, которая присутствовала в жизни Достоевского. Может быть, она исходила от тех девушек, которые встречались ему на пути или от его мамы. Все трогательное, что есть в героях Достоевского и в нем самом, вот это мне кажется, Соня Мармеладова. Его искренность и чистосердечность, которые он тоже умел разглядеть в людях, это тоже про Соню Мармеладову. Она для меня – трепет.

Что касается Джульетты – это сила духа, правота, умение доказать свою точку зрения. Джульетта доказывает, на что она способна. Она была и остается для меня сложным персонажем. И я ее еще только разгадываю, несмотря на то, что играю дольше, чем Забаву и Соню Мармеладову.

Забава – это образ сильной девчонки в голове. Не знаю, являлась ли я таковой, но, когда была маленькой, хотела быть похожей на такую сильную, властную девчонку, которая дерется с пацанами и, конечно, мечтает и добивается своей мечты. Обожаю Забаву, светлый, сильный персонаж с юмором. Всегда это люблю.

Для меня это три совершенно разных краски, три совершенно разных личности, три совершенно разных сердца.

- Что самое сложное в вашей профессии? А самое приятное?

- Умение оставаться самим собой. Верить в то, что ты делаешь, даже если в какой-то момент доверие к тому, что происходит в театре, улетучивается. Нужно верить в искусство, в театр, в себя. И самое сложное – не предавать мечту, то, к чему идешь. Часто опускаются руки, хочется сказать «это никому не нужно». В первую очередь, это нужно тебе, во вторую – зрителю. И вот эти две очереди – самое важное. Не предавай мечту и не предавай зрителя. Мне кажется, что у настоящих артистов всегда есть силы бороться с этим.

Самое приятное, когда ловишь себя на мысли, что тебе очень хорошо. Например, играешь спектакль и вдруг понимаешь, что ты счастлив. Такие моменты бывают очень редко, но, когда они происходят, это самое светлое, что может быть. Рада, что у меня они случаются. Буду молиться, чтобы это происходило как можно чаще. И, конечно, приятна  неравнодушная реакция зрителей после спектакля.

- Вы преподаете в театре юного актера. Нравится вам это занятие? Какие они – ваши ученики?

- Да, я преподаю вот уже два года. Но я преподаю не только в театре юного актера, но и в вокальной студии «Старс», преподаю актерское мастерство и сценическую речь. Буду говорить об учениках и в «Старсе», и в театре.

Совершенно уникальные дети, которые занимаются театром, искусством. Вот эта искренность детская меня многому учит. Я прихожу на занятия, даю им знания о театре, а они приходят и учат меня жизни, и это прекрасно. Искра детская заставляет улыбаться. Вот прихожу иногда утром на занятия, у меня ужасное настроение, не выспалась или еще что, а они взглядом это в миг исправляют.

Конечно, уходит много сил, но для них не жалко отдавать энергию. Даже если они не понимают, что происходит, ты понимаешь – им это нужно, нужна эта энергия, у них впереди огромная прекрасная жизнь. Возможно, они не станут артистами, но у меня цель не только помочь им в театральном деле, но и вложить в них что-то хорошее, что поможет в жизни, кем бы они не стали.

Поэтому очень люблю своих учеников, как бы я на них порой не ругалась, для меня они – исключительно позитив, свет и положительные эмоции.

- Над чем сейчас работаете?

- Сейчас я не занята в новых постановках, но активно работаю в идущем репертуаре, поэтому времени прохлаждаться и отдыхать нет. Развиваем те роли, которые есть, работаем над ними.

Занимаюсь своими учениками любимыми, им что-то новое придумываю. И читаю, много-много читаю. Часто ни сил, ни времени на это нет. Активно занимаюсь чтением художественной литературы, очень это люблю, меня чтение перезаряжает. Мозг по-другому начинает работать, в более позитивную степь мысли начинают уходить, когда я читаю.

- Что нужно на ваш взгляд, чтобы спектакль стал успешным, шел долгие годы и был интересен зрителям?

- Вы знаете, не могу дать рецепта. Я работаю в театре пятый год, и вряд ли компетентна делать какие-то выводы по этому поводу. Спектакли порой идут и по 20 лет, а мне всего лишь 26, поэтому, я не знаю. Но если смотреть с моей ступеньки, мне кажется, что главное — это доверие в театре. А доверие к режиссеру – еще главнее. Думаю, спектакль получается тогда, когда максимально доверяешь режиссеру и партнерам, когда вы горите темой, которую задал вам режиссер. Бывает иногда так, что режиссер не делает этого, и ты в свободном плавании булькаешься в театральном бассейне, состоящем из репетиций. Но вот когда вы вместе посидели, подумали: «Зачем мы это делаем?», «Зачем нам этот спектакль?», «Для чего нам эта тема?», вместе с режиссером ответили на эти вопросы. Если загорелись темой вместе с артистами, с режиссером – тогда выходит что-то приятное и прекрасное, состоящее из любви. Тогда, наверное, долгая жизнь спектаклю обеспечена. Когда зритель видит, что артистам самим спектакль нравится, каждый раз он лучше и лучше. Тогда и зритель будет ходить на него не только 20, но и 30, и 40 лет. И уже с другими составами. А когда артистам неинтересно, режиссеру тоже не особо было интересно, и цеха как бы так скептически относится, то тогда и зрителю не понравится. Потому что он все равно будет чувствовать и видеть, считывать энергию «неохоты». Поэтому мне кажется, что доверие, азарт и желание говорить о той теме, которая задана в спектакле. Вот, наверное, это рецепт долгих лет жизни спектакля.

- Как считаете, меняется ли Русский театр с годами?

- Работаю здесь всего четвертый год, мне кажется довольно мало времени прошло, чтобы делать вывод. Но думаю да, потому что театр – живое существо, которое имеет свойство меняться. Могу судить по спектаклям, в которых участвую. Они меняются, значит театр меняется, живет жизнью. Это если говорить о творчестве. Что касается материальных вещей – да, тоже меняется. Когда мы приехали, в театре шел ремонт. Он закончился, и вот мы работаем на нашей прекрасной большой сцене.

- Как вы отдыхаете от театра? Некоторые ваши коллеги говорят, что это невозможно. Даже если они не в театре, то все равно думают о театре.

- Способа переключения у меня нет, к сожалению. Пока идет сезон, я не отдыхаю, думаю о театре постоянно. Это очень плохо, потому что профессия требует много энергии и физических сил. Нужно учиться и в течение сезона себя останавливать, давать отдохнуть. Пока у меня нет такого рецепта. Другое дело отпуск, когда мы с мужем едем к родителям. Бываем в Екатеринбурге, в Ижевске. Это все равно переключает, это дом.

Обожаю бывать у бабушки всегда! Мои бабушка с дедушкой живут в Пермском крае. Я к ним приезжаю и, даже если чем-то занимаюсь, отдыхаю. Возвращаюсь оттуда полностью перезаряженная. Это всегда так. Мое место силы, наверное, Пермский край, поселок Кусье-Александровский. И город Горнозаводск еще. Вот так.

И у родителей в Екатеринбурге тоже перезарядка происходит. Может быть, смена геолокации мне помогает.

- А есть пожелания для зрителей?

- Пользуясь случаем, хочется сказать зрителям, чтобы они не переставали ходить в театр. А тем, кто не ходил – чтобы обязательно сходили. Театр иногда дает ответы на большое количество вопросов. Вы можете посетить один спектакль, но в вашу жизнь ворвется много красок и ответов на вопросы, которыми вы, может, даже не задавались. Обязательно ходите, ходите на одни и те же постановки несколько раз. Спектакли меняются. Сегодня вы получите один ответ на вопрос, а завтра – совершенно новый. Просто приходите и дарите нам, артистам, вас – наших зрителей.

VeM8ZV0zuFw

Оставить комментарий

Поля помеченные (*) обязательны!